Воспитание «по-пантелеевски»

Каждый день появляются все новые и новые теории воспитания и развития детей. Но, оказывается, есть люди, которые используют в качестве «воспитательных» подсказок книги, к педагогике отношения вроде бы не имеющие.

Своим опытом делится читательница «Женского здоровья», мама троих детей, москвичка Анна Полунина.

По юношеским впечатлениям

Когда родилась наша первая дочь, такого бума «воспитательной» и обучающей литературы, как сейчас, еще не было. Вовсю шла перестройка в стране — совсем не до этого. Однако я, задолго до замужества, совершенно точно знала, как буду воспитывать своих детей.

Еще школьницей прочла книгу Алексея Пантелеева «Наша Маша». Автор известной «Республики ШКиД» вел дневник о воспитании собственной дочки — с рождения и до пяти лет. Казалось бы, что в подобном произведении может зацепить девятиклассницу? Однако же зацепило! Да так, что книга стала настольной. А наиболее дельные, на мой взгляд, вещи я даже стала выписывать в отдельную тетрадь. 

Подруги надо мной посмеивались: подумаешь, великий педагог! Ну что такого он мог там написать, что ты с таким пиететом к этому относишься?! И когда я цитировала свои выписки, только недоуменно пожимали плечами. А будущего мужа я буквально заставила прочесть эту книгу. Очень обрадовалась, что он полностью разделил мой энтузиазм по поводу воспитания «по-пантелеевски».

Главные ценности

Первая мысль автора, которую я абсолютно поддержала, была следующей: к ребенку с самого рождения нужно относиться, как к человеку. А не как смыслу жизни, затмевающему разум. Без всепрощения, жертвенности, сюсюканья и прочих «перегибов». Пантелеев писал, что фраза «Она еще маленькая» — самая вредная и самая антипедагогичная.

Очень много у него было и каких-то более конкретных постулатов, вызывающих в мое душе согласный отклик. Так, этот отец считал, что не должно быть для ребенка никакой исключительности. То есть она и может быть, но малышу ни в коем случае нельзя это демонстрировать. Скажем, появилась первая клубника. Ее мало, она дорога, покупают всего граммов по двести и для дочки. Но эти граммы мама делит на четыре равные части: маме, папе, Маше и домработнице. Другой вопрос, что родители могут свое не съесть, угостить дочь потом. Но никаких принцесс в доме, для которых — всё!

Или про сидение в транспорте. С трех-четырех лет их дочь в автобусе, троллейбусе или метро стояла! Они сидели, а она стояла рядом. И на колени ее брали только в исключительных случаях — когда толчея и давка, когда девочка сильно устала. Но никогда не сажали на отдельное место, оставаясь стоять сами.

С самого раннего детства отец приучал ее к слову «нельзя». Ей не было и года, когда, рассердившись, Маша замахнулась на папу. Ударить или оттолкнуть хотела — не суть. Суть в том, что он крепко перехватил ее руку и твердо сказал «нельзя». И продолжал это делать на протяжении всего ее детства.

Еще Алексей Иванович считал, что детей нельзя бить. В случае провинностей дочери он просто переставал с ней разговаривать. Предварительно объясняя, в чем ее плохой поступок заключался. И за что наказание. Но предупреждал, что тут обязательно надо чувствовать ту тонкую грань, когда молчание родителя становится для малыша тягостным и невыносимым. Это — перегиб. И не разговаривать с ребенком день или несколько — уже психологическая травма больше порки.

А как в жизни?

Конечно, книга довольно объемная. Но все, что заложил во мне этот отцовский дневник — все это я реализовала со своими детьми. И ни разу об этом не пожалела. Несмотря на непонимание и порой даже осуждение окружающих. Сколько раз на нас с мужем смотрели волком в транспорте, когда мы сидели, а наши дети стояли рядом!

Сколько боев выдержала я со своей мамой и свекровью! Пытаясь отучить и ту и другую кормить детей, как в ресторане — с выбором блюд. И как же сложно было объяснить любящим и заботливым бабушкам, что их усилия приводят к тому, что ребенок «зажирается». А не удовлетворяет аппетит разумно. И при этом — еще и полнеет. Что не полезно.

На основе книги Пантелеева мы и наказывали своих детей. И разговаривали с ними, разбирая и разъясняя их ошибки. Так, чтобы не ранить, не задеть их чувств, не дать понять, что родительской любви они не заслуживают.

И мне кажется, что эта система воспитания отлично работает. Теперь уже на втором поколении. Это я поняла, когда услышала разговор дочки с пятилетней внучкой. «Я очень тебя люблю, Варя, — сказала моя дочь. — И ты очень хорошая девочка. Но вот сейчас ты поступаешь плохо. И делаешь мне больно». И ответ пятилетки: «Мам, что я сделала не так? Я не хочу, чтобы тебе было больно!» Я улыбаюсь — хорошая внучка у меня растет…

Комментарии запрещены.


Loading...
Беременность и дети

Девичьи секреты