Чего боится соня?

Вечером в условленное время я пришла в этот дом. Дети вежливо поздоровались. Наверное, мать предупредила их, чтобы вели себя прилично. Сама Людмила приветливо пригласила:

- Проходите, осматривайтесь, у нас все хорошо!

И только в уголках ее глаз блестел намек на тревогу. Никогда не знаешь, действительно ли человеку есть что скрывать или он просто нервничает от визита представителя государственной структуры.

- Спасибо, — улыбнулась я в ответ как можно непринужденнее.

- Ну, мальчики, показывайте, как вы живете!

Меня проводили в комнату. Все происходило, как обычно во время таких проверок: вот тут мы делаем уроки, вот наши учебники, вот тут мы спим. Хозяйка кивала и улыбалась, но напряжение ее не отпускало. Еще бы! Для нее, матери троих приемных малышей, мой визит — экзамен. Потому что я работаю в районной комиссии опеки и попечительства, и моя обязанность — проверять, не обижают ли взрослые усыновленных детей.

- А теперь на кухню, — предложила она. — Хотите чаю?

- С удовольствием.

Никогда не отказываюсь. Во время таких бесед за чаем люди невольно расслабляются, и тут самое время поговорить, понаблюдать за их реакциями.

Нас, работников социальной опеки, недолюбливают и опасаются. Каких только не распускают слухов! Будто мы при малейшей возможности отнимаем малышей у мам и пап. Неприятно такое слышать, а что поделаешь: люди есть люди. А вот я люблю свою работу, хотя она дается мне непросто. С одной стороны, спасаю крох от грубого и даже жестокого обращения. С другой — как же трудно разлучать деток с родителями! Ведь они плачут и не хотят расставаться даже с мамой пьянчужкой, совершенно потерявшей человеческий облик. А у меня сердце не камень, вопреки сплетням. Не люблю в себе эту уязвимость, стараюсь защищаться слоями брони. Но она не спасает…

- Митя,  предложи тете печенье, — сказала мать.

Мальчик робко придвинул ко мне тарелку.

- Спасибо, милый, — я погладила его по голове.

Он едва заметно отстранился. Вот и первый звоночек: почему?    Просто не любит чужих?

Второй парнишка рассеянно смотрел в окно, было видно, что он сидит с нами лишь потому, что мать попросила. Я задавала вопросы и наблюдала. Мальчики отвечали послушно, но как-то неуверенно. Вот Сережа отодвинул ногу, когда Людмила случайно прикоснулась к нему своей ногой. Еще один сигнал! Казалось бы, пустяк, но в нем для меня много информации… Мальчишки не любят прикосновений? А может, чего-то побаиваются? Я удвоила внимание, Мне нужно десять, двадцать раз проверять, прежде чем принимать решение.

- Мальчики, а где ваша сестра, Соня? — спросила я у детей.

- Она спит, — торопливо ответила вместо них Людмила. — Устала, набегалась.

- Я потом к ней на минутку загляну. Тихонько, чтобы не разбудить, вы не волнуйтесь.

Мне показалось или Сережа с Митей переглянулись? Они примолкли. Разговор за столом поддерживала только мать, как будто стремилась заполнить паузу, чтобы не вызвать у меня никаких подозрений.

А повод есть. К нам поступила жалоба от их соседа по лестничной площадке, дескать, ему не нравится, как ведут себя дети, и кажется, что в семье что-то не то. Что малышам здесь плохо. С ним самим я говорила по телефону, мужчина не мог толком ничего объяснить, только повторял: «Чувствую». И просил не говорить, что это он написал жалобу… Мы подошли к спальне, мать осторожно приоткрыла дверь. Девочка спала, укутавшись простыней. Какая милая! Но почему у нее изможденный вид?

- Сонечка у нас рано ложится, — сказала Людмила, пытаясь прикрыть дверь.

- Погодите секунду.

Я всегда придирчиво проверяю информацию. Потому что не должна ошибиться, не имею права, не могу. Вроде все хорошо. Может, эта семья чем-то насолила соседу? И он решил так отомстить? Бывало и такое. А женщина меня боится тоже понятно почему: если что, не видать ей никаких льгот, положенных на приемных детей. И это в лучшем случае. Тут и безгрешный занервничает. А безгрешных, как известно, не бывает. По большому счету, и к своим родным ребятишкам не всегда бываешь справедлив и заботлив, так что… Я вздохнула и шагнула в сторону.

- Ну хорошо, — начала было…

И вдруг увидела, как младший из мальчишек держится за живот и гримасничает.

- В туалет хочу… — прошептал он, почему-то со страхом глядя на мать. — Можно? Второй парнишка застыл с виноватым выражением на лице. Эге, да тут действительно что-то не в порядке!

- Сереженька, — поспешила сказать Людмила, — конечно, иди, что ты спрашиваешь?

Но я уже все поняла. Не впервые сталкиваюсь с чем-то вроде солдатской муштры, когда родитель запрещает детям ходить в туалет без спросу. Вообще все запрещает: дескать, дисциплина прежде всего. Дети-то часто трудные!

- Простите, — решительно сказала я, отодвигая хозяйку. Прошла в спальню и осторожно сдвинула с Сони простыню.

- Что вы делаете! — взвизгнула Людмила.

Я оттолкнула ее. Могла бы сейчас и ударить, хотя это категорически запрещено. Потому что голени девочки были в синяках и ожогах!.. Соня села на кровати, у нее был испуганный вид, но боялась она не меня.

- Вы не имеете права! — кричала женщина.

Не слушая ее, я позвонила в милицию.

- Да, жестокое обращение с детьми. Жду, — закончила я разговор.

- Дети, идите сюда! Одевайтесь, мы с вами сейчас поедем немного покататься.

Людмила сбросила маску радушной хозяйки. Это был другой человек. Пыталась мне помешать, но я так глянула на нее, что она отшатнулась.

Как хорошо, что я такая упрямая зануда! Теперь малыши спасены. Вырастут — поймут.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.


Loading...
Беременность и дети
  • Выбираем детскую качелю

    14.08.2017

    В наше время купить детские качели можно практически в любом магазине детских товаров. Современные производители представляют огромный модельный ряд качелей, которые... 
    Читать полностью

  • Ложные схватки

    13.02.2017

    Женщина, находящаяся на поздних сроках беременности, по понятным причинам испытывает сильное беспокойство по поводу того, насколько благополучно пройдут роды, все... 
    Читать полностью

Девичьи секреты