Малышка на миллион

Она входит на кухню: синие колготки с шотландскими ромбами, бирюзовая юбка-ламбада, плотная черная водолазка-джерси. Поверх водолазки белое болеро из акрила -подарок экономной тетки. Венчают это великолепие «кораллы», привезенные с этнографического фестиваля в Яремче. Мой ребенок собрался в школу. Ужас!

Я давлюсь кофе и быстро проигрываю возможные варианты разговора. Сейчас я скажу: «Доченька, переоденься, все эти вещи совершенно не сочетаются между собой!» В ответ гарантированно услышу монолог о том, что я ее «задрала», переодеваться она не будет, потому что сама знает, что сочетается, а что нет. И что мне стоит последить за своим гардеробом: «Сама одеваться не умеет, а других учит!» Я начну непедагогично орать. Мы поссоримся, всю дорогу будем молчать и опоздаем на первый урок. Нет, этот вариант нам не подходит.

Я быстро захлопываю рот, пока не успела вырваться первая язвительная реплика, и молча иду к платяному шкафу. Там припрятано стильное синее платье с «хрустальными» пуговицами, купленное на распродаже. Платье дожидалось особого случая вроде академ концерта в музыкальной школе. Но сейчас нужно спасать ситуацию. Как я и ожидала, соблазн надеть обновку оказался сильнее, чем перспектива сражения за свои права. Мы завершаем сборы за десять минут. Правда, едва не опаздываем, потому что я все-таки решаю сменить неизменные джинсы и свитер на юбку и блузку. Как говорят англичане: «Перестаньте воспитывать детей, они все равно будут похожи на вас. Воспитывайте себя».

 

Наш первый шопинг

Маленькая дочка — это последняя кукла. Ее можно наряжать в балетные пачки и цеплять к младенческому пуху на голове смешные заколки. А все эти воздушные платьица для детского сада? Пышные «принцессные» юбки на подъюбниках и кринолинах? Накидки из лебяжьего пуха и обручи, увенчанные перьями и цветами? Одно удовольствие одевать девочку. Но она как-то внезапно вырастает, и «принцессные» платья переезжают в шкаф маленькой племянницы. А ваше чадо переходит на джинсы скинни, конверсы и жуткие футболки с черепами и стразами. Спасите! Кто это непонятное унисекс-существо?

«Мама, когда мы пойдем на шопинг? Мне надоело, что ты покупаешь мне одежду! Все девочки в классе сами ходят на шопинг!» Аргумент «все девочки» оказывается решающим. Мне вовсе не хочется, чтобы мой ребенок был в школе белой вороной. Мы едем в новый аутлет, недавно открывшийся в пригороде. Там много стоковых магазинчиков, и это спасет нас от разорения. Потому что мама тоже не дура накупить кучу ненужных вещей, раз уж выбралась в такую даль. Скрепя сердце вручаю ребенку несколько лиловых купюр и выпускаю в самостоятельное плавание. Денег, конечно, жалко. Спустит ведь на дребедень. Утешаю себя тем, что это обучающий эксперимент. Важная и неотъемлемая часть взросления маленькой женщины. По условиям эксперимента она имеет право потратить все деньги на то, что считает нужным.

Я сижу в кафе неподалеку и наблюдаю за дочкой через витрину магазина. В ее корзине растет разноцветная гора всякой всячины. Ну вот с чем она будет носить этот желтый пластиковый клатч? К тому же он поцарапается и через неделю потеряет свою вкусную леденцовую прозрачность…

 

Разбор полетов

«Только не вздумай меня ругать. Ты обещала», -напоминает мне дочь, гордо вытряхивая на диван содержимое брендированных пакетов и пакетиков. Ковбойская сумка с длинной замшевой бахромой: «Это под мои коричневые сапоги с бахромой, помнишь?» Я хочу сказать, что такое обилие бахромы на одной маленькой девочке сделает ее похожей на гориллу, но молчу. «А вот это просто няшка!» — еще одна сумка с принтом, изображающим умилительную кроличью морду. Сотрется после первой стирки. «И вот еще!» — прозрачный клатч сияет лимонным пластиком на диване…

«А теперь закрой глаза!» — я послушно выполняю команду. Мне в руки кладут нечто прохладное, длинное и явно силиконовое. Я открываю глаза — в руках бусы, сделанные в виде змеи. Довольно гадкие, надо сказать. Я смотрю на дочь. Она явно ожидает какой-то реакции. «Классные», — неуверенно мямлю я. «Классные? — возмущенно говорит она. — Да это же бусы Клео де Нил! Я по всем тестам — Клео де Нил. И вот теперь у меня есть такие же бусы, как у нее! Я так счастлива!» С воплем восторга она кидается мне на шею. Ага, все ясно. Клео де Нил — героиня мультяшной серии Monster High. Среди персонажей: зомби, вервольфы, вампиры и т. д.

Я осторожно бросаю взгляд на ценник. Силиконовое изделие с логотипом Monster High съело треть ее бюджета на покупки. Надо бы как-нибудь объяснить ребенку, на сколько процентов возрастает цена изделия, если на нем имеется крохотная деталька с изображением популярной личности. Но не сегодня. Сегодня на ее лице такое блаженство, что я даже лекцию о последствиях импульсивных покупок перенесла на потом.

 

Брендомания

«Мама, а в каком магазине ты купила эту юбку?» -она крутится передо мной. Пышная юбка-колокол взлетает, обнажая торчащие ножки-спички. «Karen Millen», — говорю я, сверившись с ярлычком. Она прилежно записывает незнакомое название, чтобы сообщить девочкам в классе. Вирус брендомании ее пока обходит стороной. Но все у нас впереди. Юбку от Karen Millen я, конечно, не покупала. Одевать дочь в любимый бренд Евы Лонгории мне не по карману. Коллекция всевозможных Millen, Gucci, Hugo Boss и прочих дизайнерских изделий досталась нам от моей подруги-телеведущей. Та в силу своей публичной профессии вынуждена часто менять гардероб. Ее вещи размера petit S подходят только моей удачливой дочери, заставляя скрежетать зубами подружкиных детей-акселератов.

Зато дочкины одноклассницы согласны носить только популярные бренды, превращая жизнь своих мам в бесконечный галоп по распродажам. «Подросткам важно принадлежать к какой-то успешной социальной группе, — говорит психотерапевт Августина Яценя. — Это возраст самоидентификации, отождествления себя с определенными ценностями. И поскольку мы живем в обществе потребления и культа одежды, девочкам проще всего отождествлять себя с известными и дорогими брендами. «Те, кто носят такую одежду, — красивые и успешные люди, -думают они, глядя на рекламные изображения. -Если у меня будет такая, значит, я тоже красивая и успешная». Бороться с брендоманией с помощью нотаций не стоит. Надо просто воспитывать в девочках способность мыслить самостоятельно. Со временем они научатся доверять собственному вкусу, а не стадному инстинкту».

 

Проклятие теплых рейтуз

«Привет, дождливо этим летом, ая опять не по погоде одет…», — напевает дочка слова из песни архаичного бит-квартета. О-о-о, эта вечная материнская борьба за теплые колготки, шерстяные рейтузы и прочие мало симпатичные вещи, которые делают ноги толще и вообще портят весь look. Даже если она их наденет под угрозой отлучения от Интернета, все равно пойдет гулять на школьной перемене с практически голым задом — мини-юбка, парка женская зимняя и колготки в 20 den. Объяснять что-либо о цистите или воспалении придатков бесполезно. «Мама, я что, бабушка, надевать рейтузы?» — сопротивляется она. «Бабушка как раз уже может не переживать за свои репродуктивные функции», — думаю я. Но вслух эту мысль не озвучиваю. Нет пророка в своем отечестве. Однако библейская цитата наводит меня на хорошую мысль: а что если доверить воспитательную беседу специалисту? Не убедит, так запугает.

В ближайшие выходные я отвожу дочку на лекцию в клинику женского здоровья. По моей просьбе лектор специально делает «лирическое» отступление и объясняет, к каким последствиям ведут колготки в 20 den, если на улице минус десять и ветер. После лекции дочка выходит тихая и задумчивая. А я ей — р-р-раз! — и вручаю пакет с разноцветными леггинсами. «Под любой наряд, — говорю. — Даже с принтом Monster High!»

«Monster High — это для детей, — отвечает дочь. -Хочу с Кэти Перри!» И когда только успели поменяться приоритеты? Я очень надеюсь, что где-нибудь в Интернете можно купить плотные леггинсы с Кэти Перри. Теперь только она может спасти моего ребенка от угрозы цистита.

 

То ли девочка, а то ли видение

— Современная молодежь одевается черт те как. Посмотрите, например, на этого мальчика…

— Это не мальчик, это девочка.

— Простите, я не знал, что вы ее папа.

— Я не папа, я — мама…

Моя подруга Катя рассказывает мне этот анекдот, но видно, что ей совсем не смешно. Ее дочка одевается как мальчик и ведет себя как пацан. «Как ты думаешь, может, показать ее специалисту, — спрашивает Катя. — Авдруг она…» Катя не договаривает, но я понимаю ее опасения. Последнее «Евровидение» всех нас заставило задуматься.

«Это совершенно нормально, — успокаивает нас Августина Яценя. — Девочки часто пытаются скрыть под мешковатой одеждой свидетельство своего взросления. Признаки полового созревания многие подростки воспринимают как катастрофу. Взрослые восторженными комментариями только подливают масла в огонь: «Смотрите, у нее появилась грудь!» Мальчики, которые еще вчера были просто приятелями, вдруг начинают реагировать на проявляющуюся женственность совсем не по-дружески, и это пугает еще больше, заставляя становиться «своим парнем». Ктомуже социум отнюдь не приветствует «женственность» в образе. Скорее андрогинность. А подросткам очень важно «не выделяться».

«Девочкам случается бунтовать против материнского диктата, — продолжает известный детский врач и писатель Дональд Винникотт. -И если мать девочки одевается подчеркнуто женственно, в какой-то момент ее дочь станет пацанкой. Просто чтобы показать матери, что та ей больше не указ». К счастью, в нашей семье бабушка и мама носят только джинсы и футболки. Так что дочери в качестве бунта придется носить маленькое черное платье. Как минимум.

Комментарии запрещены.


Loading...
Беременность и дети

Девичьи секреты