Согласитесь нельзя отказать

И как только меня угораздило вляпаться в это дерьмо? Я, стреляный воробей, давно женатый, отец двух близняшек-ангелов, и нате вам: эта гонористая тварь ухватила и крепко держит меня за… За то самое, о чем вы подумали.

Все началось в тот день, когда она, обходя подаренные ей отцом владения нашей конторы, тормознула у моего стола… Я замер с чашкой кофе в руке, не успев донести ее до рта. И тут какой-то идиот, дефилируя мимо нас, подбил мне руку. Содержимое чашки выплеснулось на белоснежную блузку шефини.

-Пойдемте, Матвей, со мной,

— со вздохом произнесла она, направляясь в свой кабинет.

— С вещами на выход, — пошутил коллега.

— Алевтина Николаевна, простите, ради бога, случайно получилось, — невнятно проблеял я, выходя следом за ней и прикрывая двери. — Готов загладить вину..

-Хорошо, шефиня оскалилась в улыбке, дважды повернув ключ в замке кабинета. Подойдя вплотную ко мне (я даже ощутил дурманящий за-, пах ее духов), она одним движением сняла с себя блузу Меня бросило в жар: завороженно смотрел на ее небольшую, но красивую округлую грудь, чуть приподнятую бюстгальтером, на трогательную родинку в самой ложбинке, на хрупкие ключицы… Шефиня в течение нескольких секунд, которые показалась мне вечностью, наслаждалась моей реакцией, а потом как ни в чем ни бывало сунула блузу мне в руки.

— Завтра принесешь чистую, приказала, запросто переходя на «ты».

— А в чем же ты будешь ходить до вечера? — прохрипел я, неожиданно для самого себя поддержав взятый ею фамильярный тон.

— А так нельзя? — она слегка прогнулась в спине, касаясь меня полуобнаженной грудью. Я стоял красный как рак. -Тебе за меня стыдно? продолжала дразнить шефиня. — Не волнуйся: в моем шкафу висит еще десяток — на всякий случай.

В голове стучало: «Идиот!!! Что ты делаешь? Она твоя начальница и к тому же дочка генерального. Хотя, собственно, я ничего и не делал: просто стоял перед ней, как школьник, и тупо улыбался. После работы я заскочил в химчистку и, пообещав девочкам заплатить тройной тариф, если они приведут блузу в порядок к утру, с неспокойным сердцем отправился домой. Жена Вероничка встретила меня объятиями и словами:

— Ты вовремя. Я только что духовку выключила.

По дому растекался уютный запах моих любимых ванильных ватрушек.

— Папа! — словно две бабочки, выпорхнули мне навстречу пятилетние близняшки.

Я чмокнул в нос Дашку, потрепал по розовой щечке Машку и вдруг.. подумал про упругие груди Алевтины, вздымающиеся над белым кружевом бюстгальтера. «Но пасаран! Они не пройдут! — мелькнуло в голове твердое убеждение. — Слишком высока цена!»

— Как дела на работе? Как новая начальница? — суетилась у стола жена.

— Нормально, — рассеянно ответил я.

«Говорить или не говорить Веронике? — крутилось в голове. — И если говорить, то всю правду или половину?»

— Что случилось? — жена встревожено подняла глаза.

— Все в порядке! Просто немного устал, знаешь, обстановка нервная, ждем сокращений…

— Ты с этой выдрой не заедайся лучше, -посоветовала она. — Сейчас не те времена. Наоборот, будь с ней поэлегантней. Ты же, если захочешь, можешь кого угодно с ума свести. Я знаю, сама на этом погорела, — и Вероника посмотрела на меня влюбленным взглядом.

«Кажется, я и сам горю… синим пламенем», — думал я, глядя на жену.

С того дня Алевтина мне проходу не давала: то просила сопровождать ее на встречу («надеюсь увидеть тебя, Матвей, и вечером в ресторане»), то велела подготовить отчет, и непременно у нее в кабинете («я по ходу буду уточнять некоторые данные» — и наклоняется к компьютеру, прижимаясь грудью к моему плечу), то просто заявляла, что «сегодня мы ужинаем вместе». Пару раз я проводил ее домой. После одного такого случая она, прощаясь, впилась в мои губы долгим, откровенным поцелуем.

— Алевтина Николаевна… Аля… — прошептал тогда, задыхаясь от желания и грубо ощупывая ее тело. — Я женат, и у меня двое детей.

— Я знаю, медвежонок, — ее рука скользнула мне под рубашку. — Знаю про тебя все. Жена — это ведь величина переменная, не правда ли…

— Зачем ей все это? Я ведь сказал, что у меня семья, — спросил я Толика, друга детства, заливая свои признания дешевой водкой, сидя у него на кухне.

— Ты же сам говорил, что ее муж бросил — ушел к подруге  напомнил Толик.

— Да, бродят такие слухи, — пьяно подтвердил я.

— Ну вот. Амбициозные бабы этого не выносят — они начинают мстить всем мужикам подряд, особенно тем, у кого все в порядке. Ей просто в кайф разрушить твою семью и доказать самой себе, что все мы — сволочи. Это провокация, — мудро резюмировал Толян. — Не поддавайся. Ну,

— он наполнил рюмки, — за вас с Веркой!

Хорошо Толику рассуждать, а мне-то что делать? Вот, например, на днях Алевтина вызвала меня к себе.

— Через неделю летим в Вену, медвежонок. Нам предлагают грандиозный контракт, — заявила она. — Если все получится — откроем там свой филиал, ты станешь управляющим… Впереди сказочная жизнь, не правдали? Папа уже в курсе…

— Я не знаю… А как же близнецы, Вероника…

— При чем здесь это? — жестко перебила меня Алевтина.

— Это тебя больше не должно волновать! — и после короткой напряженной паузы добавила: — На развод подашь, когда вернемся… Я молча направился к двери.

— Если тебя что-то не устраивает, можешь написать заявление на увольнение, — выпалила она мне в спину.

Я сидел перед компьютером, уныло водя мышью. Курсор бродил меж тремя словами, как меж соснами… согласиться нельзя отказать… Ну что, супермен, где будем ставить запятую?

 

Комментарии запрещены.


Loading...
Беременность и дети

Девичьи секреты