«Грин Грей» на СВОЕЙ волне

За 23 года своего существования группа «Грин Грей» уже всем и все доказала: альбомы, вышедшие миллионными тиражами, синглы и клипы, перешедшие в категорию культовых, армия фанатов не одного поколения. Повстречались с бессменными лидерами группы — Андреем Я ценно (Дизелем) и Дмитрием Муравицким (Муриком), которые после некоторого затишья вновь вернулись к активной концертной деятельности, и выяснила для себя массу любопытнейших деталей личной жизни «зелено-серых».

Как велик соблазн пуститься в ностальгические воспоминания! Ведь наше знакомство с Дизелем и Муриком произошло в далеком 96 году, когда, по словам самих же «зелено-серых», их песни не звучали разве что из утюгов. Это было время, когда «Грин Грей» «разрывал на мальтийские кресты» дворцы спорта и в сопровождении симфонического оркестра сотрясал академические своды оперных театров… Они всегда стильно выглядели, круто играли и еще круче себя вели: их неизменно окружала свита экзотических персонажей и самых длинноногих красоток Киева, а попасть в ближний круг рок-идолов было крайне сложно.

Со стороны могло показаться, что эти парни живут по классическим схемам: sex & drugs & rok-n-roll и Live fast, die young. Ho, видимо, парадокс — второе имя группы «Грин Грей», что мы и выяснили, беседуя с Андреем Яценко и Дмитрием Муравицким.

— Ну что, парни, будем трясти стариной?

Давай. Мы сегодня уже с утра ею трясем.

— В смысле?

Ну, вставать приходится рано, на утренние эфиры идти. Даешь молодые годы!

Я утром просыпаюсь, собака на меня так выразительно смотрит типа: «Ну, чувак, и кому такая популярность нужна, если ради нее приходится так рано подрываться?» (Смеется)

— Раз решили выйти из затишья — терпите.

Все проходит под девизом: «Зачем вы нас разбудили?!» (Делает свирепое лицо)

— Можно и хит одноименный написать, посвященный вашей весенне-летней активизации.

Тоже вариант. А вообще, ты правильно сказала: активизация. Потому что нас бесит, когда говорят: «Грин Грей» возвращаются!» Откуда и куда возвращаются? Мы никуда и не уходили.

Пользуясь случаем, со страниц нашего любимого издания, с которым мы давно дружим, заявляем: никогда мы не распадались, никуда не пропадали, жили насыщенной семейной жизнью и радовались ей.

— Можно еще вариант: «Грин Грей» переживают очередной ренессанс.

О, ренессанс, прекрасно!

Кстати, это в нашей концепции.

Мы вообще группа ренессанса, серьезно!

С декадансовыми нотками рок-н-ролла…

Знаешь, мы как птица феникс, которая возрождается из пепла, когда ей положено -ни раньше ни позже.

— Что ж, с возрождением! Очень рада видеть вас в добром здравии и прекрасной музыкальной форме. Была на недавнем сольнике. Круто. Тот же драйв, что и 20 лет назад.

Мы с Андрюхой по-прежнему гордо и в одиночестве несем знамя киевского рока.

— А что у вас с личной жизнью? Дизель, ты по-прежнему со своей любимой девушкой Фарой?

Да, мы по-прежнему вместе. Пора жениться.

А я вот женился позапрошлым летом. Мы были в Коктебеле на джазовом фесте, последнем, проходившем на территории Крыма. Там состоялась наша с Юлей помолвка, а в Феодосии мы официально расписались. Так что штамп, собственно говоря, мы успели поставить еще в нашем, украинском Крыму.

— Так ты молодожен! А я помню тебя в статусе отца семейства. Жена Таня, сын Андрей… Он уже совсем взрослый.

Да, ему 24 года, он рок-музыкант. Талантливый парень.

— Значит, из прежней семьи ты ушел. Сколько ты был в браке?

Почти 25 лет. Не дотянули чуть до юбилея.

— Вот это да! Четверть века!

Так в жизни бывает: одна любовь проходит, другая приходит. Но мы с Юлей уже давно встречались, наши чувства были проверены. И вот именно в Коктебеле я решил, что настал идеальный момент для свадьбы.

— И кто же твоя нынешняя любовь?

Юля отвечала за одну из наших групп в ВКонтакте. Так что музыка нас связала, тайною нашей стала (смеется). Такая вот общность интересов…

— Ты говоришь, что у вас было время проверить чувства.

Да, мы вместе уже около десяти лет.

— Сколько?!

Как видишь, перед заключением брака у нас был довольно долгий подготовительный период.

— Почему вы решили официально оформить отношения?

На самом деле это нормальный психологический момент. Я понимал, что и Юдин папа задает вопросы, дескать, «ну и»? Да и Юля как-то, видимо, этого ждала. Конечно, самое главное — то, что в сердце, но все равно: «задокументированность» данного статуса дает какое-то спокойствие. И подружки, наверное, спрашивали: «Что это вы так подзадержались?» Так что я понял: пора жениться.

Вот мы и ответили на вопрос: «Где вы были все это время? Чем занимались?» Помимо музыки, есть ведь и семейная жизнь, какие-то неурядицы, потом урядицы. Да существует же просто кайф от жизни!

Да, было время, когда наши песни занимали первые места в хит-парадах, мы звучали из всех электроприборов, включая утюги. Ну, не всегда же собирать камни. Иногда их и разбрасывать нужно.

— Вы семьями дружите?

Знаешь, это уже не просто дружба отдельных ячеек общества. За столько лет существования группы мы превратились в такую огромную семью «Грин Грей», сейчас мы являем собой нечто напоминающее цыганскую кибитку — с друзьями, женами, детьми, собаками…

Да-да, такая огромная кибитка под названием «Грин Грей». Кроме всего прочего, у нас же много людей, которые нас по жизни сопровождают. Нам говорят: «Вот это у вас менеджеров всяких развелось!» На самом деле, это люди, которые всю жизнь с нами. И, действительно, их подразвелось (смеется). Куда ж без них?

Время от времени мы устраиваем громкий симпозиум, как недавно.

Иногда мы веселимся и ездим на двух колесах на этой четырехколесной кибитке.

А женщины держат равновесие.

Иначе кибитка точно развалилась бы.

— Как думаете, вашим женщинам легко вас выдерживать?

Я, например, очень комфортен. В быту что самое главное? Комфорт! Психологический в первую очередь. Чтобы все было ровненько, но при этом, чтобы внутри что-то трепетало. И все должно быть плавно. Я вообще считаю, когда семейная пара принимается друг с другом выяснять отношения, возникает какой-то напряг – на этом все и заканчивается. Пары должны жить в милом повествовательном темпе, философском и неторопливом. Вот как у нас с Фарой. Да если так подумать, то в бытуя вообще идеален. Серьезно!

— И что, не брюзжишь, не требуешь, чтобы тебе подавали теплые тапочки?

Нет, я только…

…это все происходит само собой (смеется). Слушай, Дизель, я вот тебя послушал и подумал, что я тоже такой удобный.

— Что, так же повествователен?  Нет, все наоборот: я достаточно взбалмошный человек, с непростым характером. Но, главное, наверное, любовь, чувства. Я понимаю, что достаточно вспыльчивый, но и Юлька у меня приблизительно из того же теста. Раньше мы ссорились чаще, сейчас стали реже. — Притерлись.

Не знаю, как это называть, но нам хорошо. Вот скажите, чего со мной не жить? Я хорошо готовить научился. Просто попер меня этот процесс в определенный момент… Мне нравится возиться на кухне. Особенно мясо люблю готовить — бросать куски в кипящее масло! Вот такие процессы, как «Раммштайн» с мартеном, мне по душе.

Единственное, чего я не люблю делать, так это готовить салаты. Есть — да, а крошить -нет. Но это зона ответственности Юльки, всю эту вегетарианскую историю я переложил на хрупкие женские плечи. — А ты, Дизель, кроме яичницы можешь что-то соорудить?

Я — нет, у меня жена -восточная женщина, чеченка, она очень вкусно готовит и любит это делать. Поэтому у меня другие семейные навороты: вкусно поесть, отдохнуть после трапезы… Очень все монотонно и в кайф! Я рестораны не люблю, потому что ты вначале долго ждешь заказ, потом, наконец, поел, потом ждешь, пока рассчитают, а уже прилечь хочется, а ведь до дивана еще доехать нужно. А дома — красота: поел красиво, вкусно, хоп — и отдыхать. Вообще прекрасно! — А что с детьми? В вашей сибаритской жизни есть место для писающих и орущих младенцев?

Надо бы. Вот сейчас займемся этим плотнячком – между утренними эфирами и вечерними интервью. А вообще, я по лени своей все предоставляю судьбе. Я фаталист.

(Смеется) Но презерватив использую всегда.

Нет, вообще никогда не использую! Точка.

Ну, у меня практически похожая ситуация, но внутренне я сейчас понимаю, что пока не готов к детям. Как бы тебе объяснить… Хорошо сказал Микки из фильма «Прирожденные убийцы»: «А меня спросил кто-то, хочу ли я появляться в этом мире?-» Понимаешь, я смотрю на происходящее вокруг и совсем не уверен в будущем…

А я хочу детей. И мне пофиг — те времена, не те времена…

Потому что ты фаталист, а я в данном случае прагматик. Да и опыт у меня кое-какой имеется. У меня все-таки есть сын, и я понимаю, что это действительно большая ответственность.

— Речь не мальчика, но мужа. М.: На самом деле: Im bad guy, и я это знаю. Я не очень хороший отец, но я всегда пытался в жизни Андрюхе помочь, чем мог. Хорошо ли это у меня получалось, плохо ли — это уже бог мне судья.

— Вы общаетесь с сыном?

К сожалению, очень мало. Он обижен на меня из-за мамы и тому подобное, и я его понимаю. Но он подрастет, и, я надеюсь, поймет. Я его очень люблю и хочу, чтобы мы восстановили добрые отношения.

— А с бывшей женой ты общаешься?

Да, с Таней мы созваниваемся, обсуждаем какие-то вопросы. У нас никогда не происходило этих мещанских катаклизмов.

— Парни, посмотреть на вас -те еще перцы! Вроде, должны жить по принципу: секс, наркотики, рок-н-ролл, а вы, оказывается, милейшие семейные люди, ценящие комфорт, теплые тапочки и домашнюю кухню.

Так все рокеры такие. Ты на Оззи Осборна посмотри. Рано или поздно все приходят к тому, что хочется обрести семейный уют. На самом деле, знаешь, как тоскливо возвращаться с гастролей в пустой дом? У меня были периоды, что я жил вообще один. Ничего хорошего в этом нет, поверь. На гастролях ты энергию выбрасываешь, но ее же нужно где-то и с кем-то накапливать.

Так что нам, рок-н-ролльщикам, ничто человеческое не чуждо.

— А недвижимостью вы обзавелись? Вот вы про Оззи Осборна вспомнили. Живет человек в прекрасном доме, и, думаю, он у него не один…

Ну, в стране, которая придумала рок-н-ролл, так принято. Мы еще все-таки в стадии развития. Дома у меня пока нет, но я работаю над этим. А пока ремонт в квартире делаю.

А меня лет десять назад впечатлила одна плохо закончившаяся история с очень богатым человеком. Он умер внезапно. Буквально за неделю до этого рассуждал о том, что особенность смерти заключается в ее незапланированное™, что трудно предвидеть заранее, когда ты «воткнешь». И тут сам вдруг раз — и умер. И все его миллионы, дома и яхты туда, как ты понимаешь, не заберешь… Поэтому у меня, например, другая концепция: все можно взять в аренду. Берешь, пользуешься, сколько надо, а не надо — отдаешь назад. Да и гораздо дешевле так выходит.

Если говорить о том, какой бы я хотел видеть свою жизнь в идеале, то наш шоу-бизнес этого обеспечить не может. Но зато он вполне обеспечивает возможность взять в аренду все, что нужно.

— На что ты тратишь деньги?

Я живу сегодняшним днем. Пока еще это получается. Деньги, которые зарабатываю, тут же уходят на все, что под руку попадается. И жизнь, скажу по секрету, при таком раскладе становится насыщенной, интересной. То есть ты не откладываешь на пенсию… А тратишь именно здесь и сейчас.

Я думаю, что это основная история всех наших музыкантов — к сожалению или к счастью. Потому что если бы у меня было денег, например, как у Оззи Осборна, наверное, и лени было бы больше. А так иногда смотришь в холодильник: о, пусто, надо начать писать новый альбом или концерт какой-то мутить (смеется).

На самом деле, мне приятно, что ты проводишь параллели между нами и представителями западного шоу-бизнеса. Значит, ты видишь в нас эти задатки.

— Послушайте, ну а кто же, если не «Грин Грей», самая титулованная группа украинского шоу-бизнеса, заслуживающая почетного места в Зале славы отечественного рок-н-ролла, если бы у нас такой имелся.

На самом деле, нам столько же лет, сколько и украинской шоу-индустрии.

И украли у нас столько денег за всю жизнь, что мы с Диманом уже могли построить свой райончик. У нас альбом «Чудо-остров» разошелся миллионным тиражом.

М.: И его у нас украли. Второй альбом, «550 метров фанка», тоже был миллионником, и нам точно также досталась дуля.

Нам только первый альбом принес деньги. Мы продали его российской рекординговой компании Шульгина за 50 тысяч долларов. Беспрецедентная по тем временам история. Мы были первой группой, которой в те годы заплатили такой огромный гонорар за альбом. Правда, 10 тысяч нам пришлось отдать на таможне — мы ведь везли эти деньги из Москвы кэшем, прямо в сумке.

— И как вы распорядились деньгами? Ведь в конце 90-х это было целое состояние! Не меньше нынешних 200-300 тысяч.

Красиво промотали их в Европе. У нас была такая компания, 15 человек, без которых нельзя уехать в Голландию — они бы обиделись. Это как на свадьбу нельзя не пригласить кого-то из родственников.

Вот таким цыганским табором мы и двинули кутить. И, самое интересное, что это количество — 15 человек — никуда не исчезает с годами. Происходит некоторая ротация, но число Пи неизменно. А ты говоришь, куда деньги деваются…

Я думаю, что даже больше людей стало. Сейчас новые пошли — Интернет, продакшен… Этим же занимаются отдельные люди. Раньше этого у нас не было, а сейчас — завались. — У вашей группы есть последователи? Кто-то подражает вам, мэтрам?

Д.: Вот у нас, кстати, грядет день рождения «Грин Грея», который с годами по традиции уже превратился в такой а-ля фестиваль. На один из наших дней рождений, помнится, мы пригласили поиграть молодую группу «Океан Ельзи». На другом вскрылась группа «Бумбокс». Да огромное количество групп переиграло у нас. В принципе, мы фартовые — те, кто выступил у нас на днях рождениях, как правило, не потерялись. А что касается стиля… Нельзя нам подражать, не получится. Все потому, что мы не играем никакой стиль, мы музыку изобретаем. Что у нас в голове на самом деле знаем только мы.

Только что Андрюха скромно ответил на твой вопрос: аналогов нашей музыки, по крайней мере на территории СНГ, нет.

— Боюсь, вас стошнит от моего вопроса, но все же: почему «Грин Грей»?

(Заметно оживляются) О, давно не слышали! Это, наверное, первый вопрос, который был задан нам 23 года назад.

— Ответ с годами изменился? Д.: На самом деле это просто название. 50 оттенков зелено-серого.

Комментарии запрещены.


Loading...
Беременность и дети

Девичьи секреты