Усыновите мужчину с ребенком

За столом собралась вся наша большая и дружная семья: сыновья Олег, Никита, Максим и дочка Люба. Они приехали со своими вторыми половинками, привезли в гости к бабушке и дедушке внучат. Я был счастлив, смотрел на них, радовался, что мои дети такие дружные между собой, и… вспоминал. Вспоминал о той, другой жизни, когда я тоже был счастлив, но то счастье оборвалось так внезапно… Дети разъехались, внуков жена уложила спать, а я сидел на балконе, курил и перебирал фотографии из старого альбома: вот на этой я с маленьким Олежкой, так устал, что выключился с ребенком на руках. На другой — мы с Никиткой… Пара свадебных… И все. Вошла Вероника, положила руку мне на плечо, чмокнула в макушку и вышла, тихонько прикрыв за собой дверь, — она знала: хочу побыть один. Я помню, я ничего не забыл, хоть прошло с тех пор много лет… Мы с Надей поженились на последнем курсе. Окончили институт,  получили  распределение  в мой родной город. Как молодым специалистам нам дали квартиру, пусть крохотную малосемейку, но собственную! Родился Олежка, через полтора года на свет    появился Никита. Как мы   были счастливы! Иногда я даже побаивался, что это не продлится долго. И не напрасно…

Развалился Союз. Моей зарплаты стало не хватать, пришлось уйти в частную контору. Работа была связана с постоянными длительными   загранкомандировками. — Я так не хочу, чтобы ты уезжал, — уткнулась мне в плечо Надя.

— Малыш, еще пару поездок, купим квартиру, и — клянусь – я уйду с фирмы! Честно-честно!

— Я люблю тебя!

— А я все равно больше, ведь вас у меня трое: моя маленькая любимая жена и два богатыря!

В тот раз я уезжал на два месяца. Но буквально через три недели позвонили из главного офиса:

— Коля… — замялся шеф. — Тут такое дело… Твоя жена в реанимации. У нее менингит… Невозможно объяснить, что я тогда почувствовал. Собрал вещи и рванул в Украину. Наденьку застал уже без сознания, возле нее сидела моя мама, а отец остался с детьми.

Врач-реаниматолог, мой одноклассник, сжал мне плечо и тихо сказал:

— Колька, мне страшно тебе об этом говорить, но… — он помолчал и продолжил: — Процесс необратим. Ее мозг уже  умер,  живет только тело… Сердце  жены  остановилось… Надежда умерла… Я всматривался в лицо любимой и думал: «Неужели я никогда больше тебя не увижу?» Это страшное слово «никогда»! Чтобы забыться, я мотался по командировкам, вкалывал, как раб на плантациях: «У моих сыновей должно быть все самое лучшее!» Когда однажды вернулся, мама сказала:

— Приехала Вероника, сегодня вечером со своим малышом в гости зайдет.

— Какая еще Вероника?

— Моя крестница, а твоя одноклассница! Не хочешь увидеться?

Вы же так дружили в школе! — Мам, когда это было! Да и желания нет перед кем бы то ни было душу выворачивать. А рассказывать придется… Нет, я забираю сыновей и к себе поеду. «Интересно, какая стала сейчас Вера? Говорят, она очень изменилась: из маленького бесенка превратилась в очень даже симпатичную молодую женщину. Родила ребенка, а замуж так и не вышла… А может, и правда увидеться? Просто посидеть, поболтать со старой школьной подругой? Эх, сколько же деревьев мы вместе излазили, сколько окон из рогатки разбили!»

Я остался, хотя и боялся, что подруга детства начнет расспрашивать о Наде, а я не сдержу слез. Однако Вера только обняла меня и шепнула: «Держись, мушкетер!» От детской клички на душе стало тепло.

Сын Вероники Максим быстро подружился с моими мальчишками. Они носились по двору, визжали и смеялись. Вместе с ними бегала наперегонки и моя подруга детства. Какой была, такой и осталась — чертенок с косичками! Сели ужинать, а за столом мать ни с того ни с сего брякнула:

— Жениться тебе надо, Колька! Наденьку не вернуть, а детям мама нужна, да и тяжело нам с отцом с ними.

— Давай обсудим это позже? Я пошел провожать Веру домой.

— Коля, а ведь твоя мама права…

— Верка, ну кто усыновит отца с двумя детьми?

Она помолчала и ответила:

— Я усыновлю! Коль, твоим мальчикам нужна мама, моему сыну — отец! Простой расчет…

— А как же любовь? Она либо есть, либо нет. Что за семья без любви?

— Есть взаимопонимание, желание помочь и многое другое, что нас связывает. А любовь… Хм… возможно, она придет со временем. Да и дружбу-то никто пока не отменял? Скажем так: это будет наш «Клуб одиноких сердец».

— Это предательство по отношению к Наденьке!

— Никто не заставляет тебя перестать ее любить! С небес Надя видит нас и… благословит. Ради твоих детей. …Мы   расписались. А спустя год в «Клубе   одиноких  сердец» родилась Любовь,  маленькая курносая девчушка, как две капли воды похожая на меня. В моей жизни было все: и Надежда, которую Бог так рано забрал к себе, и Вера, подарившая мне Любовь. Жена вышла на балкон:

— Осень… Ну что, там листьев много нападало?

Я знал, о чем она говорила: в этот день я всегда рано утром иду на кладбище к Наденьке.

— Завтра поедем, приберемся, цветов Наде отнесем.

Этот разговор повторяется у нас уже много лет. Я благодарен Верочке — она никогда не упрекнула меня за то, что по-прежнему грущу о Надежде…

Комментарии запрещены.


Актуальное