Отдельные ядра клеток

При температуре 20 °С в период от 2 до 4 ч ультраструктура клеток всех слоев эпидермиса практически не отличается от контроля. К концу 4 ч у полюсов отдельных ядер клеток базального слоя появляются единичные вакуоли и наблюдается своеобразное «расплавление» содержащихся здесь цитоплазматических элементов. Нуклеопротеидные структуры единичных ядер частично распылены. Через 6 ч в клетках зернистого и шиловидного слоев возрастает количество митохондрий с частичным или полным разрушением крист и тотальным или очаговым просветлением матрикса. Нуклеоплазма ряда ядер клеток шиловидного слоя выглядит несколько разреженной и набухшей. В ней лучше начинают выявляться фибриллярные компоненты и незначительно уплотняется ядрышко. Вблизи таких ядер появляются различные по размерам вакуоли. Спустя 12 ч в зернистых клетках заметно уменьшается количество рибосом. У большинства митохондрий полностью разр>шена внутренняя структура. Плазмолемма шиловидных клеток в отдельных участках подвергается расплавлению, фрагментируется. Межклеточные промежутки локально расширены, а прилегающие к ним участки эктоплазмы заметно просветлены. В некоторых пучках отмечается слипание тонофибрилл друг с другом. В части ядер усиливается набухание и разрежение нуклеоплазмы, уплотнение ядрышка и уменьшается содержание фибриллярных элементов.

Изучение морфологии

От подлопаточной артерии отходят 1-2 ветви, анастомозирующие с ветвями надлопаточной, огибающей лопатку и поперечной шейной артерий; 2-3 ветви грудоспинной артерии анастомозируют с поперечной шейной и огибающей лопатку артериями. От огибающей передней и задней плечевой артерий отходят 1-2 ветви, анастомозирующие между собой, с надлопаточной и подлопаточной артериями. С надлопаточной, огибающей лопатку и грудоспинной артериями анастомозируют 2-3 ветви крупного и до 10 ветвей тонкого диаметра, отходящие от поперечной шейной артерии. На задней поверхности основное питание подлопаточная мышца получает от огибающей лопатку артерии. Она отдает 3-4 ветви, которые анастомозируют с ветвями надлопаточной артерии, идущими вниз из надостной ямки в подлопаточную ямку по задней поверхности шейки лопатки. Анастомоз в области над — и подост-ных ямок наблюдается часто. Надостная мышца основное питание получает от надлопаточной артерии, которая делится на всегда постоянное количество ветвей. Они распределяются в верхней трети вентральной и дорсальной поверхности лопатки, причем на задней поверхности лопатки их больше, чем на передней. Ветви этого сосуда в области позвоночного края лопатки анастомозируют с ветвями поперечной артерии шеи. Ствол надлопаточной артерии может быть сравнительно длинным, и тогда он опускается в подостную ямку. Когда же главный ствол ее оказывается коротким, он может заканчиваться в надостной ямке, а в подостную идет только его тонкая анастомотическая ветвь, анастомозирующая в области шеи с артерией, огибающей лопатку. Подостная мышца на задней поверхности основное питание получает от артерии, огибающей лопатку, которая анастомозирует с ветвями надлопаточной и задней огибающей плечо артерией и поперечной шейной. Это наиболее постоянная из артерий, питающих лопатки. Чаще всего она является самой большой как по мощности своего ствола, так и по области своих разветвлений. Своими веточками она располагается на обеих поверхностях лопатки. Ей свойствен в большей степени рассыпной тип разветвления. Количество ее ветвей в 2 раза больше на передней поверхности лопатки, чем на дорсальной. Большая круглая мышца получает питание от подлопаточной артерии, задней и передней огибающей плечо артерии, грудоспинной, поперечной шейной и огибающей лопатку артерии, которые между собой анастомозируют. Иногда к этой и предыдущей мышце отходит веточка от глубокой плечевой артерии, о чем в литературе не упоминается.

Рецепторный аппарат

На протяжении последующих 3 суток температура оперированной конечности была меньше левой голени на 1,5°. К 25-му дню температурные данные левой голени достигли уровня контрольной. Стабилизировались они лишь к 3-месячному сроку. При огнестрельном ранении после наложения жгута температура снизилась на 7°. Такое резкое падение ее можно объяснить рефлекторным спазмом сосудов, который предотвращает возможность кровотечения (А. И. Арутюнов, 1949; И. В. Давыдовский, 1950) а также действием жгута, при наложении которого рецепторный аппарат нервно-мышечных веретен претерпевает дегенеративные изменения (Б. П. Кириллов, 1960; И. А. Ерюхин, 1968). После снятия жгута восстанавливается циркуляция крови и разница температур уменьшается до 4,8°. На протяжении 5 дней (с 3-го по 7-й) температура оперированной конечности превышала контрольную на 0,2-1°. Такое повышение температуры можно объяснить доминирующим поражением нервов (Л. Я. Шаргород-ский, 1943). Помимо этого, в зоне «молекулярного сотрясения» расстройство питания приводит к развитию дегенеративно-некро-биотических процессов, которые увеличивают площадь омертвения ткани по ходу раневого канала и могут усилить нагноительный процесс (В. Л. Хенкин, 1947; И. В. Давыдовский, 1950). Развивающиеся тромбофлебиты (А. Г. Молотков, 1948; А. И. Арутюнов, 1949) поддерживают воспалительную реакцию, которая, как правило, сопровождается повышением температуры органа. В дальнейшем, начиная с 8-го дня после огнестрельного ранения, температура опытной голени была меньше контрольной на 0,1-2,3° и нормализовалась к 50-му дню. Столь длительное восстановление температуры трактуется тем, что раздражения, возникающие с центрального отрезка травмированного нерва, вызывают вазомоторные расстройства со стороны периферических сосудов и усугубляют дефицит кровенаполнения (А. Л. Поленов, 1929).

Экстраорганные коллатеральные пути

По истечении 1-5 месяцев подопытных животных умерщвляли и подвергали рентгенографическому исследованию. При этом установлены основные окольные пути кровоснабжения участков печени, подвергшихся ишемии после перевязки левой ветви собственнопеченочной артерии. Эти пути представляют собой значительно увеличенные в диаметре извитые артериальные анастомозы, располагающиеся между правой вентро-латеральной (отходя-щей от правой ветви собственнопеченочной артерии) и правой вентро-медиальной артериями (из левой ветви собственнопеченочной артерии). Указанные анастомозы соединяют собственно центральные и периферические отрезки вентро-латеральной и вентро-медиальной ветвей. Нередко вентро-латеральные и вентро-медиальные ветви анастомозируют между собой посредством ветвей пузырной артерии. Более короткие окольные пути кровоснабжения печени развиваются при перевязке левой ветви собственнопеченочной артерии или отходящей от нее пузырной артерии и периферического отрезка левой ветви собственнопеченочной артерии (рис. 1,6). Экстраорганные коллатеральные пути при перевязке левой ветви собственнопеченочной артерии развиваются в толще печеночно-двенадцатиперстной связки. Здесь между культями пересеченной левой ветви собственнопеченочной артерии образуются анастомозы в виде густой сети. У 2 кроликов, у которых внутриорганные анастомозы не развились, был обнаружен мощный анастомоз между собственнопеченочной артерией и периферическим концом ее левой ветви. Диаметр этого соустья был равным диаметру собственнопеченочной артерии. В заключение можно отметить, что введение животному активного биологического вещества депо-калликреина при перевязке левой ветви собственнопеченочной артерии предотвращает развитие некроза печени и смерть животного. Применение депо-калликреина при перевязке левой ветви собственнопеченочной артерии стимулирует развитие мощных вне — и внутриорганных артериальных анастомозов в печени. Сравнительная оценка пластичности артериальных и венозных печени в разные сроки восстановления нарушенного кровотока, физиологическая достаточность развивающихся коллатералей и анастомозов, обеспечивающих восстановление функции органа, не нашли достаточного освещения в литературе.

Активация тормозящих нейронов

Следует специально отметить, что при раздражении гиганто-клеточного ядра в спинальных нейронах возникает еще один тип изменений, связать которые с определенным типом ретикуло-спинальных волокон затруднительно. При раздражении вентро-медиальных участков гигантоклеточного ядра наряду с интенсивными и длительными постсинаптическими потенциалами в мотонейронах возникало не менее значительное торможение передачи через спинальные полисинаптические дуги. Это торможение складывается на уровне вставочных нейронов, так как оно имело место и в отсутствие описанных ТПСП в мотонейронах (Engberg, Lundberg, Ryall, 1965, 1968а). Торможению подвергалась преимущественно передача влияний от афферентов флексорного рефлекса (FRA); промежуточные нейроны, связанные с проприо-цептивными афферентами группы I, не были ему подвержены. Раздражение бульбарной ретикулярной формации вызывало также длительное торможение полисинаптических разрядов, создаваемых возбуждением высокопороговых афферентов в преганглионарных симпатических нейронах спинного мозга (о чем можно судить по регистрации, например, разрядов в почечном нерве) (Kirchner, Sato, Weidinger, 1971). Особенностью торможения являлось очень медленное его нарастание и длительное последействие; поэтому даже в том случае, когда оно сочеталось с ТПСП в мотонейронах, его эффект мог быть отдифференцирован по более длительному временному течению (Костюк, Преображенский, 1967). Торможение исчезало после перерезки дорсо-латерального канатика и, следовательно, не было связано с активностью ни одного из морфологически идентифицированных ретикуло-спинальных трактов вентрального или вентральной части латерального канатиков.