Способность к контрастированию отдельных участков

К указанному сроку довольно заметно уменьшается количество рибосом, сокращается протяженность пучков тонофибрилл, заканчивающихся в области десмосом. Увеличивается количество участков, где плазмолемма клеток перестает выявляться, а прилегающие участки цитоплазмы выглядят гомогенно-мелкозернистыми. Через 24 ч нарастает разрушение плазмолеммы клеток шиловидного и базального слоев. Это особенно заметно в зоне контакта неизмененной плазмолеммы зернистой клетки с частично или полностью разрушенной оболочкой шиловидной клетки. Зона межклеточных границ местами определяется только по сохранившим свою структуру десмосомам и бесструктурным, оптически прозрачным зонам эктоплазмы. Многие ядра клеток росткового слоя приобретают зубчатые контуры, а их наружная ядерная мембрана фрагментирована. Нарастание процесса деструкции и гомогенизации тонофибрилл идет как бы снизу вверх и в цитоплазме базальных клеток, как и раньше, хорошо видны тонофиламенты. Несколько увеличивается ширина светлой полосы, разделяющей плазмолемму базальных клеток от базальной мембраны, в которой становится более отчетливой филамен-тозность и толщина ее возрастает. К концу 48 ч у большинства клеток шиловидного и базального слоев плазмолемма на значительном протяжении разрушена и межклеточные промежутки за счет опустошения участков эктоплазмы выглядят очень широкими. В цитоплазме увеличено количество пустых вакуолей обычно округлой или овальной формы. Уменьшено количество рибосом. Большинство пучков тонофибрилл гомогенизировано. Многие митохондрии полностью утратили свою внутреннюю структуру, а у некоторых обнаруживаются разрывы наружной мито-хондриальной мембраны.

Приведенные данные

Процесс посмертной деструкции эпидермиса человека характеризуется также заметными различиями в отношении времени ее возникновения и степени развития в отдельных слоях эпидермиса, у соседних клеток и в пределах одной и той же клетки. Даже спустя 3 сут внутренняя структура многих эпидермальных клеток изменена незначительно. Лишь в более поздние сроки степень повреждения структурных элементов практически одинакова во всех эпидермальных клетках, за исключением роговых. По своей морфологической характеристике аутолиз даже в верхних отделах эпидермиса, в частности в зернистом слое, не имеет признаков, которые позволили хотя бы в какой-то степени сравнить его с ороговением. Таким образом, процесс ороговения следует рассматривать как специфическую дифференцировку эпителиальных клеток, направленную на создание специальной поверхностной оболочки, структура которой наиболее-полно соответствует осуществлению эпидермисом одной из основных его функций — созданию непроницаемого барьера на границе с внешней средой. Результаты исследования динамики посмертных аутолитических изменений гонкой структуры эпидермиса человека и влияния на степень их выраженности температурного фактора представляют определенный практический интерес в связи с широким распространением пересадок кожи и необходимостью ее консервации. Эти данные имеют также важное значение для патологической анатомии, так как указывают на возможность проведения электронно-микроскопического изучения секционного материала с учетом временной характеристики посмертных изменений. По нашим наблюдениям, такие исследования в первые часы после смерти вполне возможны. Как показывают наши данные (Михайлов И. Н., Хорошков Ю. А., 1970), а также результаты других авторов, применение при электронно-микроскопических исследованиях в качестве фиксатора формальдегида вполне возможно и позволяет изучать ткани, хранящиеся в формалине от нескольких месяцев до года.

Свободные нервные окончания

Выше отмечалось, что нервные сплетения различных участков периоста связаны с определенными источниками иннервации. Веточки скрытого нерва занимают медиальную поверхность проксимальной и средней трети периоста и проникают на его дорсальную поверхность, обмениваясь волокнами с глубоким малоберцовым нервом и образуя с ним зону перекрытия. Большеберцовый нерв отдает не только надкостничные веточки на плантарной поверхности, но и формирует основной диафизарный нервно-сосудистый пучок, который проникает в костно-мозговую полость. Дорсо-латеральная поверхность надкостницы иннервируется веточками общего и глубокого (в проксимальной и средней трети) и поверхностного малоберцовых нервов (в дистальной трети). На тотальных препаратах надкостницы нередко встречается зона перекрытия на медио-плантарной поверхности дистальной трети большеберцовой кости. Она образована веточками больше-берцового и скрытого нервов (б). Таким образом, макро-микроскопический метод не только подтверждает основные анатомические закономерности иннервации надкостницы, полученные путем препарирования, но и расширяет наши представления о характере ветвления, взаимосвязи и топографии нервных пучков и стволиков, принадлежащих различным источникам иннервации. На протяжении длительного времени термометрия применяется многими исследователями как основной прием при изучении теплообразования, сопровождающего процессы обмена веществ в отдельных органах и целом организме. Одним из важнейших показателей терморегуляции и теплообмена является температура кожи. Ее четкая зависимость от скорости кровотока была показана рядом авторов (D. S. Petkovic, Е. A. Husni, S. A. Simeome, 1958). Кожно-мышечная температура в значительной мере отражает степень расширения кожных и мышечных анастомозов (А. Р. Радзиевский, 1957).

Результаты исследования базальной мембраны

В месте вступления волокна стенка такого сосуда изменяет свой рельеф: она как бы тянется за волокном. Образуются своеобразные угловатые выступы на всем протяжении сосуда. В поперечном сечении просвет артериолы, венулы и капилляра всегда зияет. На препаратах, импрегнированных серебром, вокруг темной базальной мембраны кровеносного сосуда определяется ажурная сеть из тончайших аргирофильных волокон его периваскулярного футляра. При использовании гистохимических методик исследования устанавливается тождественность базальных мембран и периваскулярного футляра, что свидетельствует о родственности их структур и об идентичности их участия в обменных процессах. Ретикулиновые волокна и в особенности базальная мембрана ШИКпозитивны. Они окрашиваются в ярко-розовый цвет, что может быть объяснено наличием в них нейтральных полисахаридов и гликопротеидов. Степень аргирофилии тех же структур свидетельствует о функциональном состоянии их белковых фракций. Эндотелий, базальная мембрана, периваскулярный аргиро-фильный футляр являются морфологическим субстратом, осуществляющим обменную и резорбционную функции в лимфатическом узле. При операциях на органах брюшной полости возможны повреждения собственнопеченочной артерии или добавочной артерии левой доли печени. Блокада этих сосудов, по данным некоторых ученых (Н. И. Соколова, 1950; А. В. Цагарейшвили, 1956, 1959; Е. В. Якубовский, 1959; Г. А. Михайлова, 1964; А. С. Лурье, 1967; В. М. Омельченко, 1968), приводит к развитию желчного перитонита, некроза печени и летальному исходу. Во избежание этого тяжелого осложнения В. Е. Алексеенко рекомендует сразу же производить удаление участка печени, кровоснабжаемого поврежденным сосудом. Согласно некоторым данным (А. В. Краева, 1961; Б. С. Кутневич, 1961, 1968; В. П. Ким, 1965), перевязка собственнопече-ночной артерии и ее ветвей без применения антибиотиков приводит к гибели подопытных животных. Введение же антибиотиков облегчает состояние животных и часть из них выживает. Наблюдается выживание части животных при острой ишемии печени и после введения полиглюкона, который улучшает обменные процессы в печени (Д. А. Маслаков, 1961).

Характер влияния

Пример отведения от нескольких таких нейронов. Раздражение межреберных нервов вызывало в этом случае четкие моносинаптические ВПСП, которые появлялись при силе раздражения, близкой к пороговой для наиболее возбудимых афферентов. Таким образом, иллюстрируемые нейроны несомненно были связаны с проириоцептивными афферентами группы 1а. Они отличались друг от друга лишь по характеру активации высокопороговыми афферентами (клетка А ими не активировалась, клетки Б, Г возбуждались, клетка В тормозилась). Моносинаптический ВПСП появлялся в трех из них при раздражении медиальной ретикулярной формации; его нарастающая фаза была, однако, отчетливо замедленной в своем развитии. Клетка Г не отвечала на такое раздражение. Большинство интернейронов, связанных с низкопороговыми кожными первичными афферентами, не активировалось ретикуло-спинальными волокнами. При сильных раздражениях ретикулярной формации в них могли возникать многокомпонентные ТПСП, генерация которых обусловливалась влияниями, передававшимися по латеральному ретикуло-спиналыюму тракту. Интернейроны, участвующие в передаче влияний от афферентов флексорного рефлекса, обычно также не получали постсинаптических влияний из медиальной ретикулярной формации продолговатого мозга. Таким образом, характер синаптических влияний со стороны ретикулярной формации на вставочные спинальные нейроны кажется более сложным, чем это можно было бы предполагать на основании регистрации изменений конечных полисинаптиче-ских эффектов в двигательных клетках; в частности, значительную долю в этих влияниях на интернейроны проприоцептивных путей составляют возбуждающие эффекты.