Внутренняя структура большинства митохондрий

Цитоплазма клеток росткового слоя во многих участках приобретает характерный «ячеистый вид» за счет образования множества светлых бесструктурных вакуолей, имеющих различные размеры, а иногда окруженных мембраной. Уменьшено количество рибосом и меланосом, структура которых заметно изменена. Ядра клеток характеризуются заметным полиморфизмом. В одних отчетлизо выражены явления пикноза с уменьшением объема, изменением контуров ядерной мембраны и возникновением перинуклеарной вакуоли, полностью окружающей ядро и краевым гиперхроматозом. Нуклеопротеидные гранулы в таких ядрах в центре агрегируются в комковатые контрастные массы. Ядрышко часто не определяется. В других ядрах объем сохранен, нуклеоплазма опустошена с явлениями краевого гиперхроматоза. Плазмолемма базальных клеток сохраняется лишь в области полудесмосом и отделена здесь от базальной мембраны расширенным светлым промежутком. К 72 ч еще более усиливаются вакуолизация цитоплазмы, гомогенизация пучков тонофибрилл, разрушение мембранных структур, сокращение количества рибосом и другие изменения. Менее заметно прогрессируют деструктивные изменения ядер, в которых можно иногда различить уплотненное, гомогенизированное ядрышко (ряс. 100). Плазмолемма клеток зернистого и рогового слоев хорошо сохранена. К 4 ч хранения кожи при 37 °С вакуолизация цитоплазмы клеток зернистого и шиловидного слоев более выражена, чем при 4 и 20°С. При этом некоторые участки уже приобретают ячеистый вид с заметным уменьшением количества рибосом. Увеличены количество набухших митохондрий и степень их деструкции. Вблизи ядер указанные изменения встречаются чаще и более интенсивны. Нуклеоплазма отдельных ядер клеток этих слоев выглядит несколько разреженной и в ней лучше выявляются фибриллярные компоненты.

Малая круглая мышца

Чаще всего в каждой мышце можно встретить и рассыпной, и магистральный тип ветвления независимо от их формы, как это было отмечено А. К. Кавешниковой (1938). При несоответствии направления сосудов и мышечных пучков образуется рассыпная форма ветвления (малая и большая круглая, надостная мышцы) при соответствии — магистральная (подост-ная, подлопаточная мышцы). Внутримышечные анастомозы наиболее многочисленны и встречались во всех мышцах. Они наблюдались как между артериями 1-го, так и следующих порядков. Особенности распределения артериальных анастомозов мышц должны учитываться при выкраивании для пластических целей полноценных мышечных лоскутов на ножке. В литературе имеются сведения о морфологии кровеносных сосудов кисти животных (Г. С. Мастыко, 1952; П. В. Терентьев, В. Б. Дубинин, Г. А. Новиков, 1952; Н. Н. Садовский, 1953; А. Ф. Климов, А. Н. Акаевский, 1955; В. Н. Жеденов, 1958; P. Martin, 1926; S. Sisson, 1938, и др.). Но предметом исследования и описания являются в основном представители млекопитающих. Специальных работ, посвященных венозной системе дистального отдела грудной конечности рыб, амфибий, рептилий и птиц, мы не встретили. Между тем приспособительные изменения в строении венозной системы кисти имеют отличительные особенности у животных с различным способом передвижения: рыб, земноводных, пресмыкающихся и птиц. Органами передвижения у рыб, как известно, служат хвост, а также непарные и парные плавники, причем последние играют второстепенную роль в поступательном движении. У различных представителей костистых рыб форма и размеры грудных плавников разные, но у всех свободная часть плавника состоит из лепидотрихий, покрытых наружным покровом.

Нормальный вариант

На тыле стопы, соответственно проекции тыльной артерии стопы, производили продольный разрез длиной 2-4 см (при поперечном разрезе возникает опасность пересече ния лимфатических сосудов). В качестве контрастных веществ использовали раствор йодолипола в эфире (5:3) и сверхжидкий липиодол (Lipiodol ultra-fluide лаборатории A. Guerbet, Франция) в дозировке 0,3 мл на 1 кг веса Контрастное вещество вводили со скоростью 0,25-0,3 мл в 1 минуту. После введения половины расчетной дозы контрастного вещества производили рентгеноскопию, показывающую степень заполнения сосудов. Рентгенографию производили сразу же после окончания полного введения контрастного препарата, затем через 24 часа и на 5-е сутки. Полученные данные не всегда укладывались в картину недостаточности лимфатических сосудов согласно классификации Кин-монса, по которой наблюдаются следующие варианты лимфатической патологии: аплазия, гипоплазия, варикоз лимфатических коллекторов и рефлюкс контрастного вещества в кожу. Кинмонс указал на 2 типа распределения синьки в тканях: нормальный и патологический. По нашим данным, при введении синьки Эванса можно было отметить 3 варианта ее распределения в коже и подкожной клетчатке. Нормальный вариант — введенная синька локализовалась только в зоне введения, образовав пятно краски диаметром 1-2 см, имеющее четкие границы. Этот тип встречался при неизмененных отводящих лимфатических сосудах и весьма редко при гипоплазии их. Второй вариант — синька распространялась из депо, образуя нечетко окрашенное расширяющееся пятно без ясных границ.

Морфофункциональные изменения в печени

На 3-й неделе между культями перевязанной артерии видна густая сеть резко извитых длинных и коротких межсосудистых анастомозов. Множество мелких артериальных стволиков появляется между сосудами фиброзной капсулы правой доли печени и правого надпочечника. Тотальная перевязка всех артерий печени у ворот ее является тяжелой травмой и приводит к гибели животных в сроки 3-8 дней после операции. На ангиорентгенограммах печени погибших в эти сроки собак заметны слаборазвитые ветви, идущие к печени от диафрагмальных сосудов, а также очень тонкие короткие сосуды, проникающие в паренхиму ее через спайки с сальником. При выключении субсегментарных ветвей печеночной артерии нарушенный кровоток восстанавливается значительно медленнее. К концу 1-й недели сосуды ишемизированной зоны не заполняются рентгеноконтрастной массой. На 10-й день у основания выключенного участка определяется значительное количество сосудистых связей между стволиками ишемизированного и интактного участков. К концу 3-й и началу 4-й недели они представляют собой сильно извитые хорошо развитые клубковидные сплетения, обеспечивающие кровоснабжение выключенного участка. Гистологически в печени после выключения ствола общей печеночной артерии определяется резко выраженный застой в системе воротной вены, сильное расширение синусоидов, заметные дистрофические процессы, главным образом в строме. Однако перечисленные явления обратимы и нормализуются к началу 3-й недели. Аналогичные процессы происходят и при выключении субсегментарных ветвей печеночной артерии. В ишемизированном участке развиваются явления резкого застоя, расширены периферические синусоиды дольки, а центральные вены и центрально расположенные синусоиды находятся в спавшемся состоянии. На 3-й сутки определяются очаговые некротические изменения в строме печени и паренхиматозных клетках. Начиная с 10-го дня наряду с прорастанием кровеносных сосудов и соединительной ткани в очаги некроза уже видны явления регенерации, идет рассасывание некротических масс. К концу 3-й началу 4-й недели репаративные процессы в печени завершаются полностью.

Длительные ТПСП

Строение этих путей не известно; не ясна даже степень их сложности, поскольку данные о скрытых периодах соответствующих эффектов отсутствуют. Как видно из приведенных выше данных, в медиальных нисходящих системах мы встречаемся с сочетанием различных способов связи нисходящих волокон со спинальными нейронным аппаратом. С одной стороны, эти системы содержат механизм специализированного тонического управления возбудимостью двигательных нейронов, базирующийся на прямых связях нисходящих волокон с дендритами последних и на олигосинаптических связях через вставочные нейроны медиальных участков вентрального рога. Вестибуло-спинальный компонент этого механизма имеет своей основной целью повышение возбудимости экстензорных мотонейронов; ретикуло-спинальный — повышение возбудимости флексорных. С другой стороны, в медиальных нисходящих системах есть механизм неспецифического влияния на спинальные нейронные структуры, приводящий к угнетению всех их звеньев. Этот механизм представляет собой самостоятельную структуру с особыми нисходящими путями, детали которых пока еще далеко не ясны; вполне возможно, что она должна быть разделена ап ряд подструктур. Латеральные системы связаны со сПинальным нейронным аппаратом более однообразно. С одной стороны, они активируют специализированные проприоспинальные пути, передающие нисходящие сигналы к мотонейронам, с другой — вызывают облегчение деятельности интернейронов, передающих к мотонейронам влияния от различных типов периферических афферентов.


Актуальное