Мой босс — проказник

Мамочки… Да что же это такое? Ничего себе заявление! И как мне реагировать на столь интимное письмо, да еще и от директора? Хорошо же началась первая неделя на новом рабочем месте. Нужно что-то делать…

Я застыла за компом, не в состоянии поверить в происходящее. Потом прочитала письмо, которое получила минуту назад по служебной почте, еще раз. «Малышка, хочешь быстрого секса? Жду тебя с нетерпением через час в конференц-зале». Ужас! Я оглянулась по сторонам. Все сидели, уткнувшись в свои мониторы, и работали. На меня никто не обращал внимания. Но я еще минут пять пристально всматривалась в каждого сотрудника, пытаясь угадать, может, это чья-то нелепая шутка. Потом еще раз открыла почтовый ящик. Проверила отправителя. Увы… Мейл пришел от шефа и был настолько четким и конкретным, что не оставлял сомнений по поводу его содержания. «Что же теперь делать?» — подумала испуганно. От переживаний жутко пересохло в горле. Хотела взять чашку с кофе, которая стояла рядом, но руки так дрожали, что выронила ее, и она упала на пол. К счастью, не разбилась, но содержимое разлилось по полу. Я помчалась в туалет за бумажными полотенцами. Уборка помогла хоть на минуту забыть о внутреннем напряжении.

Но стоило ее закончить, как вернулись прежние мысли. Да, еще время… Оно летело с бешеной скоростью. У меня оставалось всего полчаса на принятия решения. Знаю, что у многих женщин на моем месте не было бы никаких сомнений. Порядочная девушка просто ушла бы с работы, хлопнув дверью, а на Ч следующий день написала бы заявление в суд за сексуальные домогательства. Но я не могла этого сделать. Все из-за своей институтской любви. На последнем курсе я влюбилась в парня. Ярослав учился на курс старше меня на факультете филологии, писал очень красивые стихи и искренне считал себя гением. Я совершенно добровольно стала его музой и нянькой. Свято верила в то, что он обязательно станет знаменитым на весь мир. Но, увы, все вышло совершенно иначе. Как многие непризнанные гении, Ярослав совершенно не хотел работать. Гораздо приятнее было сидеть в компании себе подобных и жаловаться, что его никто не понимает и не ценит. Он не написал диплом, потому что поругался со своим руководителем. Не выпустил книжку, потому что издатели хотели его обмануть. Любимый ничего не делал, только пил и жаловался на судьбу. Уже через полтора года совместной жизни у нас были огромные долги и никаких перепектив. Но я все еще его любила. Поэтому, когда он предложил поехать с ним в столицу, сразу же согласилась… Киев встретил нас неласково. Друзья, обещавшие помочь на первых порах, таинственным образом исчезли. Пришлось выкручиваться самостоятельно. Ярослав не мог пойти работать на обычную должность. Это было ниже его достоинства.

Пришлось мне самой зарабатывать на нашу семью: я устроилась продавцом-консультантом в супермаркет, работала по две смены, только бы принести побольше денег. Ярик в это время встречался со случайными «полезными» знакомыми, а потом приходил домой и напивался. Ведь ему никто так и не помог. Я содержала себя и его. Вскоре меня это перестало устраивать. Попыталась поговорить с любимым, объяснить, что одной все тянуть мне тяжело. Но Ярослав стал орать, что я попрекаю его куском хлеба. Скандал длился всю ночь, а под утро Ярик обозвал меня предательницей и ушел. Его не было три дня. Я вся извелась, обзванивая знакомых, больницы и морги. На четвертый день он позвонил и сказал, что такие отношения, как наши, его не устраивают. Ему нужно понимание и поддержка. Он холодно попрощался со мной, даже не позволив сообщить главную новость: я ждала от него ребенка. На следующий день собрала свои вещи и уехала к родителям. Не могу сказать, что они очень обрадовались моему «триумфальному» возвращению. Но все же приняли блудную дочь. А когда родился Санька, так вообще потеряли голову от радости. Внук стал для родителей смыслом жизни. Но поскольку они уже давно жили на пенсию, то в материальном плане у нас было совсем плохо. Их пенсия и мое пособие матери-одиночки — вот и все, на что мы могли рассчитывать. Поэтому на семейном совете решили, что мне нужно срочно выходить на работу. Ас Сашкой родители будут нянчиться. И вот я здесь. С таким трудом устроилась, и тут на тебе — директор чудит. — Что будешь делать? Сделаешь вид, что не получила письмо? — спросила себя, стоя в туалете перед зеркалом.

— Ты чего? — спросила коллега Аня, которая как раз появилась на пороге.

— Да так… Сама понимаешь… ежемесячная проблема, — нервно улыбнулась я.

— Бедняжка, — сочувствующе протянула она. — Может быть, дать тебе таблетку?

— Спасибо, я выпила. Который час?

— Без пяти четыре.

Аня ушла, а я опять осталась одна. «Может, сказать ему правду, что у меня месячные?» — промелькнуло в голове. Но потом поняла, что мужчине, который шлет подчиненной письма с предложением быстрого секса, это не помешает… Вдруг вспомнила, как на собеседовании шеф спросил, может ли он на меня полностью рассчитывать. Я не совсем поняла, что он имеет в виду, но ответила:

— Для меня очень важна эта работа. Постараюсь справляться как можно лучше, чтобы вы были мной довольны. Видимо, теперь директор решил проверить, на что способна его сотрудница… Так ничего и не решив, я вышла в коридор. Меня шатало, как матроса во время сильной качки, тошнило и все плыло перед глазами. Не понимала, кто я и где. В это время меня кто-то окликнул.

Это был Юра из бухгалтерии.

— Лена, с тобой все в порядке?

— Да. А что?

— Ты бледная как смерть…

Не знаю почему, но я не смогла соврать.

— Меня директор вызывает.

— Так ты из-за этого так переживаешь?

Я молча кивнула. Говорить уже не было сил. Хотелось, чтобы все это побыстрее закончилось. Не важно как, лишь бы…

— Не переживай! — голос Юры вывел меня из оцепенения. — Дмитрий Владимирович — хороший человек. По пустякам не кричит. Не бойся его. Поблагодарив Юру за поддержку, я посмотрела на часы. Ровно четыре. Все, время истекло. Я поправила блузку, сделала глубокий вдох и решительным шагом двинулась в сторону конференц-зала. Наконец, дошла до дверей, постучала и, не дожидаясь ответа, вошла. Начальник вальяжно сидел за столом и неторопливо просматривал какие-то бумаги.

-Д-добрый д-день, — заикаясь, сказала я и попыталась улыбнуться.

— Здравствуйте. А вы по какому вопросу?

— Так вы же это… Сами меня вызывали…

— Я? — искренне удивился он. — Когда?

— Час назад я получила от вас письмо, в котором было написано, что вы… ждете.

— Блин! — лицо Дмитрия Владимировича выражало явный ужас. Крякнув, он потер кулаком лоб.-Я э-э-э-м… ошибся. То есть не то чтобы… Это шутка. Но она предназначалась не вам. Просто я выбрал не тот адрес… — теперь уже и он заикался от смущения, а я чувствовала, что сейчас просто сгорю со стыда.

— Тогда я лучше пойду работать. Красная как рак, я пулей вылетела из конференц-зала и побежала в туалет. Закрылась в одной из кабинок, села на крышку унитаза и горько, но с неимоверным облегчением расплакалась. «Выставила себя идиоткой. Как я теперь буду в глаза ему смотреть? Что он обо мне подумает? Дура, настоящая дура…» Прошло примерно пятнадцать минут. Я успела смыть размазанный макияж и немного успокоиться.

Как только я зашла в кабинет и села на место, к моему столу подошла молодая интересная женщина. Она работала не в нашем отделе, но я ее точно видела в нашей фирме. Что ей нужно?

— Привет, меня зовут Кира, — негромко сказала она. — Мы можем поговорить?

Я кивнула и молча пошла за ней. Мы вышли в предбанник, где сотрудники обычно курили. Женщина вытащила сигарету и, размяв в пальцах, нервно спросила:

— Зажигалка есть? Я свою опять забыла.

— Простите, у меня тоже нет. Не курю.

— Ну и ладно, тогда сразу к делу. Видишь ли, я жена Дмитрия Анатольевича.

— Ясно, — поникла я. — Меня уволят?

— Что? Нет, конечно! Наоборот, я хочу извиниться перед тобой за своего мужа. Он ошибся адресом, наши фамилии стоят рядом. Нелепая случайность. Надеюсь, это останется между нами…

Это было начало моей дружбы с Кирой. А директор еще долго опускал глаза, как нашкодивший мальчик, как только видел меня. Потом попустило…

Комментарии запрещены.


Loading...
Беременность и дети

Девичьи секреты