Вопрос о роли и механизме образования кератогиалина

Приведены результаты исследований различных авторов аминокислотного состава белков структурных элементов эпидермальных клеток заключительной фазы ороговения. Несмотря на то что эти данные получены при изучении эпидермиса различных видов млекопитающих (эпидермис носа коровы и новорожденных крыс), они позволяют получить определенные представления о направлении перестройки белков при создании химически устойчивого кератина из его предшественников. Например, более высокое содержание пролина в кератогиалиновом белке по сравнению с та-нофибриллами может свидетельствовать об аморфном, а не фиброзном характере строения кератогиалиновых гранул (A. G. Matoltsy, М. N. Matoltsy, 1970). Высокая стабильность за счет образования дисульфидных связей и относительная нерастворимость этих гранул, по-видимому, связаны со значительным содержанием в кератогиалиновом белке цистина 7г, которое более чем в 9 раз выше, чем в тонофибриллярном белке. Сравнительный анализ аминокислотного состава кератогиалина и кератинизированных оболочек роговых чешуек показывает высокое содержание в обоих белках пролина и цистина 7г, несмотря на его снижение в оболочках более чем в 2 раза. Эти данные еще раз подтверждают низкую растворимость обоих белков и косвенно свидетельствуют об их общем происхождении. По мнению A. G. Matoltsy, М. N. Matoltsy (1970), кератиновые фибриллы роговых чешуек построены из фиброзного а-протеина (основного строительного материала тонофибрилл) и разделены аморфным матриксом, производным кератогиалиновых гранул. Белок гранул отличается высоким содержанием серы, низким количеством гистидина и обеспечивает структурную стабильность и химическую резистентность рогового слоя.

РНК цитоплазмы

Среднее содержание ДНК в эпидермисе человека (в пересчете на площадь ядра) по данным цитофото-метрического исследования обладает наибольшей стабильностью во всех образцах в клетках базального слоя и составляет 24,0. В ядрах шиповидного слоя оно уменьшается до 6,3, а в зернистом — до 3,1. Цито-фотометрическое исследование содержания ДНК в различных слоях эпидермиса и слизистой собаки (подошва, нос, слизистая губы) показывает аналогичное уменьшение ДНК в ядрах клеток от базального слоя к зернистому (Виноградова Е. В., Михайлов И. Н., 1974). Процесс клеточной дифференцировки, по данным этих же авторов, сопровождается уменьшением ядерно-плазменного отношения. Так, вариационная кривая изменения ядерно-плазменного отношения в базальном слое эпидермиса живота человека показывает наличие большого числа классов ядер, очевидно, за счет их малой дифференцировки и колеблется в пределах 0,2- 0,68. Среднее значение составляет 0,39 ±0,0024. Шиловидный слой характеризуется значительно меньшим количеством классов ядер и среднее значение величины ядерно-плазменного отношения равняется 0,33 ±0,0025. В зернистом слое количество классов ядер вновь возрастает, по-видимому, за счет их большого полиморфизма, а среднее значение ядерно-плазменного отношения снижается лишь незначительно — до 0,30±0,020. По сравнению с тонким эпидермисом кожи живота средние значения изменения ядерно-плазменного отношения в толстом эпидермисе (кожа подошвы и носа собаки) более выражены и составляют соответственно в базальном слое 0,43±0,0165 и 0,40±0,0095, в шиповидном слое 0,35±0,0160 и 0,25±0,077, в зернистом слое 0,23±0,0130 и 0,19±0,0062. В тонком эпидермисе ядерно-плазменное отношение в базальном слое на 20% выше, чем в зернистом, а в толстом эпидермисе это различие достигает 50%. По данным стереологического исследования A. J. Р. Klein-Szanto (1977), отношение объема ядра к объему цитоплазмы от базального слоя к зернистому в эпидермисе человека уменьшается с 0,4 до 0,06.

Дополнительные данные о возможном участии липидов

К числу ферментов, также специфичных для митохондрий, относятся сукцинатдегидрогеназа и моноамин-оксидаза. Оба энзима определяются преимущественно в базальном слое эпидермиса (W. В. Shelley et al., 1955; G. К — Steigleder, 1957). С возрастом количество сукци-натдегидрогеназы уменьшается (F. Serri, 1955). По данным W. Montagna, V. Formisano (1955), в клетках базального слоя она локализуется перинуклеарно и ассоциирована с митохондриями. Наибольшее количество сукцинатдегидрогеназы содержится в эпидермисе подошвы, колена и копчика, а наименьшее-в эпидермисе руки, грудной клетки и лопаточной области. Аналогично цитохромоксидазе падение активности, сукцинатдегидрогеназы в направлении от базального слоя к зернистому, очевидно, связано с уменьшением в клетках количества митохондрий. Авторы оценивают ее как интегральную часть основной энергоснабжающей системы клетки. В результате воздействия этого фермента, а также других окислительных ферментов эпидермальная клетка получает необходимую энергию для роста, дифференцировки, процессов синтеза фибриллярного белка, меланина и других веществ. Различия в активности этого фермента в различных областях кожного покрова, возможно, связаны с отличиями в митотической активности и дифференцировки базальных клеток эпидермиса этих областей и с их кровоснабжением. Чем оно слабее, т. е. чем меньше капиллярных петель приходится на единицу площади, тем ниже активность фермента. Исключение составляет сакральная область, где слабо выражена васкуляризация, но наблюдается высокая активность сукцинатдегидрогеназы. Моноаминоксндаза в эпидермисе определяется в небольшом количестве и диффузно распределена в цитоплазме клеток росткового слоя. В клетках эпидермиса содержится и другой окислительный фермент — лактат-дегидрогеназа, которую F. Hershey с соавт. (1960) обнаружили в эпидермисе подошвы и паховой области.

Многие ядра клеток

В нуклеоплазме отдельных ядер появляются довольно контрастные комковатые массы агрегированных нук-леопротеидных гранул. Возможно, что при этом происходит также и химическая декомпозиция внутриядерных структур, в частности высвобождение липидов. Через 72 ч отмечается дальнейшее прогрессирование всех отмеченных выше изменений структуры эпидермальных клеток. При этом плазмолемма клеток зернистого и рогового слоев полностью сохранена. Практически неизмененной оказывается также сложная ламел-лярная ультраструктура десмосом. В некоторых участках цитоплазмы базальных клеток различимы расширенные поперечно перерезанные канальцы цитоплаз-матической сети, сохранившие мембрану и расположенные на ней рибосомы, по-прежнему отчетливо видна сеть тонофиламентов. Отдельные ядра клеток росткового слоя приобретают неправильную форму и значительно уменьшены в объеме. Их нуклеоплазма выглядит менее разреженной и заполнена комковатыми агрегированными нуклеопроте-идными гранулами. Указанные изменения, по-видимому, свидетельствуют о процессе пикноза, развивающегося в таких ядрах. Цитоплазма вокруг них обычно на значительном протяжении оптически пуста и в ней различимы остатки отдельных цитоплазматиче-ских элементов. У многих ядер без признаков пикноза отмечается фрагментация наружной ядерной мембраны. Полученные данные свидетельствуют, что через 3 сут нахождения образцов кожи во влажной камере при температуре 4°С ультраструктура клеток всех слоев эпидермиса, кроме рогового, претерпевает значительные изменения. Лишь немногочисленные клетки или их участки, в основном базального слоя, обнаруживают удовлетворительную сохранность.

Процесс посмертной деструкции эпидермиса человека

Несмотря на довольно большое’ число работ, посвященных изучению кровоснабжения мышц, все еще недостаточно изучены особенности распределения вне — и внутримышечных артериальных анастомозов по ходу артерий, по ряду вопросов у исследователей до сих пор нет единого мнения, а основные закономерности артериальной васкуляризации мышц в настоящее время еще мало изучены и требуют некоторого уточнения. Исходя из этого, мы поставили перед собой задачу описать артериальное русло отдельных исследованных мышц лопатки, а также попытаться выявить некоторые общие признаки в строении их артерий. Мы исследовали вне — и внутримышечные артерии 126 мышц лопатки 21 конечности плодов обоего пола в возрасте от 4 месяцев утробной жизни до новорожденных макро-микроскопическим методом по В. П. Воробьеву после предварительной общей ангиорентгенографии. Далее производили рентгенографию внутриорганного русла отдельных мышц. Изучали топографию основных сосудистых магистралей, количество источников питания, направляющихся к отдельным мышцам, количество, угол отхождения и вступления мышечных ветвей, их калибр, ‘положение «сосудистых ворот», наличие внутримышечных анастомозов. Изучение васкуляризации мышц лопатки показало, что каждая мышца получает сосуды из нескольких источников питания (не менее 2), представленных крупными артериальными сосудами. При этом на всех препаратах артерии располагались в непосредственной близости от мускулов, в кровоснабжении которых они участвуют. Подлопаточная мышца на своей передней поверхности получает основное питание от 7-8 ветвей артерии, огибающей лопатку. С ветвями огибающей лопатку артерии и поперечной шейной артерией анастомозируют 2-3 ветви надлопаточной артерии.


Актуальное